Выходит с 1909 года!
Цвета крови краповый берет Цвета крови краповый берет
07.12.2016
Кузнецкая земля — земля героев. В Великую Отечественную войну десять кузнечан были награждены золотой Звездой Героя Советского Союза! Традиции высшей доблести и мужества уже в наше время продолжил их земляк, уроженец села Татарский Канадей Герой России
Джафяс Яфаров, которому это звание было присвоено посмертно. 28 октября нынешнего года ему бы исполнилось 40 лет.

Родом из детства
В родном селе его все очень хорошо знали. Например, для учительницы русского языка местной школы С.Х. Кадыровой он был любимым учеником. 
— Джафяс буквально излучал доброту, — вспоминала Сагадят Хэйдаровна, — поэтому с таким учеником было легко работать, он на уроках всегда внимательно слушал учителей, добросовестно выполнял домашние задания.
Еще в юном возрасте парень твердо решил связать свою жизнь с ратным служением Отечеству, а потому заранее готовил себя к тяжелой и ответственной службе. По свидетельству учителя физкультуры Г.Г. Абузярова, его ученик, великолепно физически подготовленный по сравнению со своими сверстниками, постоянно был недоволен своими результатами. Прыгал в длину на пять метров, пробегал три километра за девять минут и при этом жаловался учителю: «Плохо у меня получается». И уже впоследствии, когда приезжал на каникулы из военного института, то первым делом, бросив дома сумки, спешил в школьный спортзал.
Пять лет в Саратовском военном Краснознаменном институте войск МВД России пролетели как один день. И вот молодого лейтенанта внутренних 
войск, обладателя легендарного крапового берета, направляют служить в отряд специального назначения «Росич» — одно из старейших подразделений спецназа внутренних войск МВД России. 
Командировка на войну
К этому времени на Северном Кавказе началась вторая чеченская кампания, или контр­террористическая операция. (Наши политики упор­но избегают слова «вой­на», когда речь идет о боевых действиях на территории Российской Федерации).  С осиным гнездом терроризма и работорговли российские власти наконец решили покончить раз и на всегда.
Разумеется, краповые береты находились в гуще самых ожесточенных боев. В Чечне наш земляк, участвуя в разведывательных операциях и крупномасштабных боестолкновениях с врагом, сразу проявил себя как грамотный мужественный командир. Однажды во главе взвода специального назначения в составе группы поиска он участвовал в проведении специальной операции по выявлению и уничтожению банды террористов, которая при отходе из Грозного захватила населенный пункт Катыр-Юрт. Трое суток шел ожесточенный бой за освобождение села. Отважный командир на протяжении этого времени совершил два с лишним десятка дерзких вылазок в расположение противника для сбора разведданных и каждый раз, возвращаясь, доставлял языка. Благодаря полученной информации завершающий этап специальной операции был успешно проведен с минимальными потерями для наших 
войск. Как командир группы наш земляк никогда не брал с собой на ответственные и опасные задания необстрелянных пацанов: уходил только с опытными спецназовцами.
5 февраля 2000 года, возвращаясь из очередного разведывательного рейда, лейтенант Яфаров со своей группой отыскал и вынес с поля боя двоих раненых сослуживцев, не позволив боевикам захватить их в плен. В этот же день в блокированное федеральными войсками село Комсомольское (Саади-Котар)  Урус-Мартановского района с южной окраины зашли до 600 боевиков, отступивших из Грозного. Проникли они неожиданно и ночью, так что нашим военным было неизвестно даже примерное количество боевиков, которыми командовал «бригадный генерал» Руслан Гелаев. Надо сказать, это село было родовым гнездом отпетого головореза, которое он подготовил к возможной обороне еще задолго до начала боевых действий. Подвалы домов стали дотами и выдерживали даже удары снарядов. Благодаря продуманной системе подземных ходов боевики могли быстро менять позиции.
Отряд «Джаф»
Спецоперацию, как обычную «штатную» зачистку, в Комсомольском решено было провести рано утром 6 марта. В 9 часов командир «Росичей», имеющий ра­диопозывной «Гром», в последний раз уточнил задачу подчиненным, и группы спецназа «Назар», «Соболь», «Птица», «Джаф» — радиопозывной лейтенанта Яфарова, рассредоточились по заданным направлениям. Продвигались быстро, бегло осматривая дома, так как накануне здесь уже проводили зачистку. Более детальную проверку осуществляли следующие позади мили­ционеры и собровцы. Отряд «Джаф» в составе 16 бойцов продвигался на правом фланге.
Вот как описывал ход дальнейших событий один из бойцов отряда рядовой Алексей Свиридов: 
— Мы думали, что в селе осталось не более сорока «духов», быстро справимся. Никакой артподготовки не было, авиация не работала. Вроде как проводятся обычные мероприятия по проверке паспортного режима. Кто ж знал, что ночью в село зашло до шестисот боевиков (на самом деле к шестистам боевикам присоединились еще четыреста. — Прим. авт.). Мы зачищали с курскими собровцами дворы и дома на улице с края села. Действуем по отработанной тактике: дозор уходит вперед, все хорошенько осматривает, за ним подтягивается основная группа, закрепляется. А дозор продвигается к следующему зданию. Третий квартал — рубеж выравнивания. Командир нашей группы лейтенант Джафяс Яфаров дает сигнал: пошли дальше к двухэтажному дому. Здесь, на этом рубеже, закончилась предыдущая зачистка. Пересекаем дорогу. Яфаров берет с собой дозор и еще троих бойцов — Лешу Проничева, Димку Морозова и Сашу Адамова. По команде я с несколькими солдатами занимаю позицию неподалеку от дома, на огороде, задача наша — огневое обеспечение. Между тем на первом этаже здания кто-то из состава дозора, кажется, Серега Кузнецов, обнаруживает подготовленную огневую точку — пулемет ПКМ, стволом на улицу повернутый. То есть «духи» приготовились к обороне. Слышим голос Яфарова: «Зовите сюда собровцев». Только собровцы в дом зашли, как началась пальба. Оказывается, «чехи» сосредоточились на втором этаже, планируя пропустить нашу группу, чтобы взять в огневой мешок основные силы. Они, надо полагать, не ожидали быстрого появления спецназовцев и спохватились лишь после того, как первый этаж был занят нашими. В здании завязался жестокий бой. Собровцы, отстреливаясь, успели выскочить и укрыться в арыке. Один из них, как потом мы узнали, из пулемета двоих «духов» в доме завалил. А лейтенант наш и бойцы дозора вырваться не смогли. 
…Эфир словно взбесился. Из рации «Грома» несутся доклады один тревожнее другого. По отдельным репликам можно понять: особенно тяжко у «Джафа»—Яфарова.
Его дом плотно обстреливался из всех видов автоматического оружия. Противостоять многократно превосходящим силам «духов» было крайне трудно. Но отважная четверка продолжала удерживать захваченный дом, не давая возможности боевикам продвинуться к перекрестку. На спины бойцам сыпались обломки кирпичей и штукатурка. В воздухе висела сплошная пелена густой пыли. Она заби­вала нос и горло, лезла в глаза, уши оглохли от непрерывного грохота.  
Озверев от дерзости краповых беретов и понесенных потерь, бандиты усилили обстрел дома. Оказавшись в настоящем «огненном мешке», лейтенант Яфаров продолжал сохранять мужество и стойкость: четко отдавал команды своим подчиненным, указывая наиболее выгодные позиции. Огнем из своего автомата лично уничтожил четырех бандитов, при этом сам получил осколочное ранение в голову от разорвавшейся рядом гранаты. 
Бойцы ос­новной группы «Джаф», попав под ожесточенный огонь противника, сами несли потери. К сожалению, из-за плот­ного автоматного, пуле­метного и гранатометно­го обстрела не могли прийти к ним на выручку и другие подразделения. Несмотря на большую потерю крови, Яфаров продолжал руководить действиями своего подразделения. Однако после интенсивного обстрела из гранатометов здание на глазах превращалось в развалины. Оставаться там было равносильно смерти. Молодой офицер приказал бойцам проры­ваться к своим. 
По его сигналу бойцы выпрыгну­ли со второго этажа и «рванули» в сторону ары­ка, где их пытались при­крыть огнем идущие сле­дом орловские собровцы. Джафяс отходил после­дним. Заметив рядом тяжело раненного в голову сержанта, вынес его на себе в укрытие, после чего вернулся на место боя. Подавив огневую точку противника и увидев еще одного раненого солдата-гранатометчика, он потащил в укрытие и его, но снайперская пуля остановила отважного офицера. Спасая подчиненного, мужественный командир взвода погиб, отдав свою жизнь «за други своя».
Как после отмечали бойцы отряда «Росич», если бы лейтенант Яфаров с горсткой бой­цов не принял огонь на себя, то в засаду, подготовленную на всех трех улицах села, по­пали бы и остальные груп­пы спецназовцев, а также продви­гавшиеся за ними омоновцы и собровцы из Орловс­кой области. 
... Похоронили Джафяса в земле предков всем селом с отданием всех воинских по­честей. Его имя было занесено в Книгу памяти военнослужащих внут­ренних войск. 14 ноября 2000 года Яфарову Джафясу Джафяровичу было присвоено звание Героя России. 
Каждый год в Пензе при поддержке партии «Единая Россия» проходит традиционный легкоатлетический турнир памяти Героя России, в котором принимают участие все желающие разных возрастов. Особенно чтят память о погибшем спецназовце на его малой родине — в Кузнецком районе. А на плацу военной части, где он служил, пройдя перед этим многокилометровый марш-бросок, огонь, газ, непролазную грязь и рукопашный бой, получают краповый берет, главный атрибут спецназовской элиты, новобранцы «Росича». Им есть с кого брать пример и кем гордиться. 
И, значит, нет смерти. Жив лейтенант Джафяс Яфаров!
Валерий Николаев.

    Кто, по-вашему, лучший пензенский спортсмен 2016 года?
    Алия Мустафина
    Анастасия Близнюк
    Денис Аблязин